Среда, 1 декабря, 2021
ДомойПодспорьеПочему ежи - это санитары и помощники в огороде

Почему ежи — это санитары и помощники в огороде

От речки — туман. Светлые капли его свисают с перьев травы. По грядке, расталкивая ботву, пробирается еж. Следом за ним, как привязанные, — ежата. Выбрались на охоту.

Я сижу на скамейке. Рядом. В каких-нибудь трех-четырех шагах. На меня они не обращают внимания. Не видят во мне врага. Не видят и друга. Видно, сильно проголодались. Мордочки так и тычутся по земле. Ищут пищу.

Вон кто-то жует уже толстенькую улитку. Кто-то, чернея носиком, дунул на паутину, слизнув с нее белобрюхого паучка. Мать-ежиха выследила мышонка. Прыгнула на него. И голову — вверх, закрутила винтом, да так расторопно, что я успел разглядеть от мышонка лишь хвост, и то на одно мгновенье, как он, вильнув, проскочил в ее рот.

Ежи — это мои санитары.

Ищут в гуще посадок букашек, жучков, кузнечиков, гусениц, многоножек. Нередко в трещинах древесины или поленницах дров находят осиные пузыри. Осы кусают, а им хоть бы что. Не восприимчивы к их укусам. Так же, как и к змеиным. Гадюка для ежика — это изыск.

Гуляют по огороду. Гуляют вместе, когда малыши еще в малой силе, и мать обучает, как надо вести себя им на охоте.

Ежи — животные умные, чуть повзрослеют, в путь отправляются, каждый сам по себе. Вскоре заводят семью. И ищут приемлемое угодье, то ли в еловом лесу, то ли на светлой опушке, то ли в саду, где и будут жить постоянно, непременно построив к осени собственный дом, заготовив для этого кучу сена, соломы, прутьев и листьев, чтоб забравшись куда-нибудь под корягу, запаковать себя наглухо до весны. Сон у них такой же, как у медведя, — с поздней осени до весны. Чтобы выдержать это время — без воды, без еды, — хорошо откармливают себя и в зимовку уходят в упитанном теле.

До позапрошлого лета ежей я вообще не видел. За Кубенским озером, где жил много лет, их, наверное, нет. Во всяком случае, не встречался с ними ни разу. А здесь, по другую сторону озера, где много смешанных перелесков, заболоченных ляг, одичалых полей и полян, встречаюсь с ними почти каждый раз, когда выбираюсь в раздольное русское приозерье.

И вот однажды вернулся оттуда с находкой. Принес в корзине вместо грибов колючего, с шустрыми глазками, толстенького ежа. Я не был уверен, что он у меня приживется. Поэтому в дом его не понес. Выпустил на берегу Староселицы, бойкой речки, бегущей по валунам, как рассердившаяся волчица. Выпустил в выломки, где на старых ракитовых пнях бушевал, краснея ягодами, шиповник. Выпустил и забыл.

А ежу, вероятно, понравилось это место, и он шаг за шагом стал его изучать, исследуя берег речушки, сад с огородом и два косогора, на которые падала тень от огромной сосны. Первое, что его приманило сюда, была удачливая охота. Особенно на высокой, возле забора грядке, где росли у меня свекла, лук и морковь. К осени эта красивая грядка должна была принести урожай. Но вместо этого вся она оказалась в бесчисленных дырках, корнеплоды же — в шрамах и выгрызах от зубов. Похозяйничали полевки. Пропал урожай. Раздосадовав, я хотел уже было засыпать все дырки ядом. Да, слава Богу, остановился. Увидел где-то за перьями лука серую кочку. Кочка вдруг шевельнулась. Да это же еж! Я полагал, что он сбежал от меня. А он тут и есть. Еще более я удивился, когда еж повернулся ко мне и я увидел в зубах у него полевку.

Исчезли мышки не только с этой высокой грядки, но и со всех остальных, где росли у меня овощи и картошка.

Поздно осенью, уезжая в город, в ломинник на берегу Староселицы, где краснел ягодами шиповник, я вывалил пару мешков ольховой листвы. На всякий случай. Вдруг мой еж надумает здесь зимовать, так листва, пожалуй, ему и сгодится. Для нового дома.

Где мой еж зимовал, совершенно не представляю. Я увидел его в следующем году. Сижу себе поутру на скамье и вдруг вижу: шагах в четырех от себя, где качнулась ботва моркови, пробирается еж, а за ним, как привязанные, ежата.

Ничего себе! — подивился я. Еж ежихою оказался. Да еще с целым взводом себе подобных! Огород теперь защищен. Гуляли в нем мыши. Теперь вместо них — ежата с ежихой. Я признательно улыбнулся. Словно в эту минуту находился не на скамейке, а где-то в дебрях родной природы, откуда выплыло вдруг росистое утро, и я вошел в него, как в свой дом, который принял меня как друга.

Сергей БАГРОВ

Надежда ЕЛИЗАРОВА
Надежда ЕЛИЗАРОВАhttp://svoy-chastnyy-dom.ru
Соседи по даче - это такие полумифические существа, которые там почти не появляются, но все огородные и дачные работы у них всегда сделаны в лучшем виде...
RELATED ARTICLES

Новые статьи

Популярные статьи

Почему ежи — это санитары и помощники в огороде

От речки — туман. Светлые капли его свисают с перьев травы. По грядке, расталкивая ботву, пробирается еж. Следом за ним, как привязанные, — ежата. Выбрались на охоту.

Я сижу на скамейке. Рядом. В каких-нибудь трех-четырех шагах. На меня они не обращают внимания. Не видят во мне врага. Не видят и друга. Видно, сильно проголодались. Мордочки так и тычутся по земле. Ищут пищу.

Вон кто-то жует уже толстенькую улитку. Кто-то, чернея носиком, дунул на паутину, слизнув с нее белобрюхого паучка. Мать-ежиха выследила мышонка. Прыгнула на него. И голову — вверх, закрутила винтом, да так расторопно, что я успел разглядеть от мышонка лишь хвост, и то на одно мгновенье, как он, вильнув, проскочил в ее рот.

Ежи — это мои санитары.

Ищут в гуще посадок букашек, жучков, кузнечиков, гусениц, многоножек. Нередко в трещинах древесины или поленницах дров находят осиные пузыри. Осы кусают, а им хоть бы что. Не восприимчивы к их укусам. Так же, как и к змеиным. Гадюка для ежика — это изыск.

Гуляют по огороду. Гуляют вместе, когда малыши еще в малой силе, и мать обучает, как надо вести себя им на охоте.

Ежи — животные умные, чуть повзрослеют, в путь отправляются, каждый сам по себе. Вскоре заводят семью. И ищут приемлемое угодье, то ли в еловом лесу, то ли на светлой опушке, то ли в саду, где и будут жить постоянно, непременно построив к осени собственный дом, заготовив для этого кучу сена, соломы, прутьев и листьев, чтоб забравшись куда-нибудь под корягу, запаковать себя наглухо до весны. Сон у них такой же, как у медведя, — с поздней осени до весны. Чтобы выдержать это время — без воды, без еды, — хорошо откармливают себя и в зимовку уходят в упитанном теле.

До позапрошлого лета ежей я вообще не видел. За Кубенским озером, где жил много лет, их, наверное, нет. Во всяком случае, не встречался с ними ни разу. А здесь, по другую сторону озера, где много смешанных перелесков, заболоченных ляг, одичалых полей и полян, встречаюсь с ними почти каждый раз, когда выбираюсь в раздольное русское приозерье.

И вот однажды вернулся оттуда с находкой. Принес в корзине вместо грибов колючего, с шустрыми глазками, толстенького ежа. Я не был уверен, что он у меня приживется. Поэтому в дом его не понес. Выпустил на берегу Староселицы, бойкой речки, бегущей по валунам, как рассердившаяся волчица. Выпустил в выломки, где на старых ракитовых пнях бушевал, краснея ягодами, шиповник. Выпустил и забыл.

А ежу, вероятно, понравилось это место, и он шаг за шагом стал его изучать, исследуя берег речушки, сад с огородом и два косогора, на которые падала тень от огромной сосны. Первое, что его приманило сюда, была удачливая охота. Особенно на высокой, возле забора грядке, где росли у меня свекла, лук и морковь. К осени эта красивая грядка должна была принести урожай. Но вместо этого вся она оказалась в бесчисленных дырках, корнеплоды же — в шрамах и выгрызах от зубов. Похозяйничали полевки. Пропал урожай. Раздосадовав, я хотел уже было засыпать все дырки ядом. Да, слава Богу, остановился. Увидел где-то за перьями лука серую кочку. Кочка вдруг шевельнулась. Да это же еж! Я полагал, что он сбежал от меня. А он тут и есть. Еще более я удивился, когда еж повернулся ко мне и я увидел в зубах у него полевку.

Исчезли мышки не только с этой высокой грядки, но и со всех остальных, где росли у меня овощи и картошка.

Поздно осенью, уезжая в город, в ломинник на берегу Староселицы, где краснел ягодами шиповник, я вывалил пару мешков ольховой листвы. На всякий случай. Вдруг мой еж надумает здесь зимовать, так листва, пожалуй, ему и сгодится. Для нового дома.

Где мой еж зимовал, совершенно не представляю. Я увидел его в следующем году. Сижу себе поутру на скамье и вдруг вижу: шагах в четырех от себя, где качнулась ботва моркови, пробирается еж, а за ним, как привязанные, ежата.

Ничего себе! — подивился я. Еж ежихою оказался. Да еще с целым взводом себе подобных! Огород теперь защищен. Гуляли в нем мыши. Теперь вместо них — ежата с ежихой. Я признательно улыбнулся. Словно в эту минуту находился не на скамейке, а где-то в дебрях родной природы, откуда выплыло вдруг росистое утро, и я вошел в него, как в свой дом, который принял меня как друга.

Сергей БАГРОВ

Надежда ЕЛИЗАРОВА
Надежда ЕЛИЗАРОВАhttp://svoy-chastnyy-dom.ru
Соседи по даче - это такие полумифические существа, которые там почти не появляются, но все огородные и дачные работы у них всегда сделаны в лучшем виде...
RELATED ARTICLES

Новые статьи